Восстание антирасизма в 2020 году реализовано с ограничением надежд

Кажется, что за весь 2020 год мы пережили столько жестоких событий, сколько не происходило с нами последние несколько лет. И страшно думать, что же будет дальше. С каждым разом мы надеемся на лучшие изменения в жизни всего мира, но главное не забывать о том, что было.

По этому случаю приводим важное письмо Йоми Адегок, британской журналистки и соавтора бестселлера «Slay In Your Lane: The Black Girl Bible». Она размышляет о том, как 2020 год послужил чувству неотложной борьбы с системным расизмом – после смерти Джорджа Флойда и Бреонны Тейлор и возрождения движения Black Lives Matter по всему миру, а также о том, как много еще впереди.

 

«Слово «изменение», возможно, является самым главным претендентом на звание 2020 года. В его первые несколько месяцев наша жизнь бесповоротно изменилась из-за коронавируса, который с головокружительной скоростью вывел нас на «новую норму». Затем, прежде чем мы успели привыкнуть к самоизоляции, мы вновь вышли на улицу, протестуя против жестокого обращения со стороны полиции, которое показалось нам таким знакомым, но на этот раз совершенно другим.

 

Казалось, что наша «новая норма» может стать той нормой, которая признает системный расизм как часть нашей общей реальности. После жестокой смерти Джорджа Флойда 25 мая возникло неоспоримое чувство безотлагательности, волна праведного гнева со стороны людей «всех мастей и вероисповеданий». Казалось, что сердца и умы изменились мгновенно, как будто наше общество только что расшифровало то громкое пение, которое раздается в течение нескольких поколений. Они просто наконец начали слушать.

 

Но среди этого праведного гнева была поспешность, вера в то, что эта волна означала немедленный конец многовекового лишения гражданских прав, систем, без которых не существовал никто на этой планете. Еще до того, как тело Флойда было похоронено, его смерть уже обсуждалась в мифологизированных терминах. В социальных сетях многие сцены, где люди ловко уклоняются от взрывов слезоточивого газа, как резиновые пули рикошетят от зданий, когда растекающаяся толпа марширует с кулаками и поднятыми знаками, были отфильтрованы черным по-белому, настолько остро было осознание того, что это становилось историей. Мне временами казалось, что сегодняшние события уже рассматривались через призму прошлого, как будто мы уже оглядывались назад из нашего блестящего, нового, непредвзятого будущего.

 

Как и многие чернокожие журналисты, освещающие расу и расизм, за эти годы я научилась управлять своими ожиданиями, когда дело касается «перемен». Общество говорит о грандиозных изменениях так, будто чем больше мы о них говорим, тем больше вероятность, что они произойдут. Каждый раз, когда после подобного инцидента назревает восстание, возникает чувство надежды, которое, несомненно, сочетается с нарастающим чувством дежавю. За последние несколько месяцев это коллективное пробуждение считалось концом чего-то, а не началом сложных разговоров. Те, кто впервые по-настоящему считался с бедствием расизма, не могли мириться с дискомфортом, с которым многим из нас приходилось сидеть всю жизнь. Так что затем пришла волна «изменений», хотя и самая простая в реализации. Это вызвало шквал черных квадратов в Instagram, любезно предоставленный #BlackoutTuesday, вытягивание проблемных шоу с потоковых платформ и книги, написанные черными авторами, которые взлетали в чартах, чтобы успокоить чувство вины белых».