Почему локдаун побудил людей прибегнуть к пластической хирургии

Клиники сообщали о полной записи людей на пластические операции во время локдауна, и они ожидают большее количество клиентов в будущем. Редакция FAZAN решила исследовать причины подобной тенденции. Рассказываем в нашем материале. 

 

Выползая из домашнего «изолятора», многие из нас могут сосчитать на пальцах, сколько раз выходили из дома в одиночку во время самоизоляции. Но, несмотря на отсутствие повода, кажется, что на свое отражение мы смотрим больше раз на дню, чем когда-либо. Похоже, что после локдауна многие из нас изучают свои лица с особой тщательностью: пластические хирурги по всей Великобритании сообщили о резком увеличении количества посещений после первого периода самоизоляции и предсказывают новые подобные «всплески». В клинике Cadogan в Лондоне в августе и сентябре 2020 года количество посещений увеличилось на 100%, а во время второго локдауна Harley Academy получила вдвое больше записей на декабрь. Но при отсутствии обычных вечеринок и наличии того факта, что праздники мы проведем в окружении ближайших родственников, почему мы так отчаянно пытаемся выглядеть лучше?

Много было написано об эффекте «Zoom Boom» после первого локдауна, и многие пациенты обвиняли часы, проведенные перед монитором, глядя на свое отражение на экране в том, что именно они заставили многих сесть в кресло врача. Автор и эксперт по коррекции внешности Элис Харт-Дэвис обнаружила, что многие женщины, которые обращались за лечением против ZOOM, были в возрасте от 35 до 55 лет с карьерой и семьей, которые не привыкли долго смотреть на себя под нелестными уголками камеры. В результате она обнаружила, что многие новые пациенты стремились «заморозить жир двойного подбородка, подтянуть кожу отвисших челюстей или прибегнуть к филлерам, чтобы изменить черты лица, включая линию подбородка».

 

Дело не только в плохих ракурсах. Многие люди оценивают свою внешность исходя из этих изображений. Стресс, полученный от первой изоляции, заставил некоторых из нас искать утешения в еде. В любом случае, по словам доктора Эмили МакГрегор, колеблющийся вес серьезно сказался на цвете лица. «Мы наблюдаем 50/50 значительного увеличения или снижения веса», – объясняет она. «Снижение веса приводит к впавшим вискам и щекам, а увеличение веса может привести к провисанию щек, что способствует отвисанию челюстей и опущенных уголков рта, создавая эффект «грустного лица»».

Популярным решением для борьбы с обвисшей кожей является инъекция филлера в область щек и висков, чтобы «приподнять и увеличить» в случае потери веса и «подтянуть и похудеть» пациентам с нежелательным лишним весом в области живота. «После карантина около 75% моих пациентов сделали подтяжку щек инъекцией, что значительно выше, чем обычно», – вспоминает доктор МакГрегор. «Процедура стала даже более популярной, чем ботокс, который, как можно было ожидать, будет очень востребован после длительного периода закрытия клиники».

 

Недавний рост количества незначительных операций заставил некоторых практикующих психиатров выразить обеспокоенность по поводу воздействия пандемии на людей с дисморфическим расстройством тела. Доктор Чи-Чи Обуайя, психиатр-консультант в Nightingale Hospital, наблюдает за растущим числом пациентов, запрашивающих видео-сеансы после того, как видеоконференции укрепили их негативные убеждения в отношении собственного тела. «Я считаю, что, если нам не нужно видеться друг с другом, мы должны проявлять гибкость по отношению к подобным изменениям», – говорит доктор Обуайя. «Есть когорта пациентов, которые, как мы знаем, будут охотнее обращаться за косметическими процедурами, и когда они проходят их, то часто остаются не удовлетворены. То, что люди обычно замечают, является незначительной асимметрией, другое дело – это определенная часть тела, которая им не нравится. Таким образом чувство незащищенности и неуверенности усиливается».

Харт-Дэвис заметила тенденцию к назначению нескольких сеансов лечения, явление, которое было названо «суммированием настроек». Из-за нехватки времени для встреч и вероятности повторного локдауна многие люди решили заняться сразу несколькими «проблемными областями». «Они могут начать с механизированной глубокой очистки лица или пилинга кожи, а затем перейти к процедуре подтяжки или инъекционным наполнителям, и, возможно, пройти процедуру замораживания жира на теле, пока находятся в клинике», – говорит она. 

 

Хотя еще не известно, окажет ли стресс, вызванный нашим нынешним ограничением, длительное влияние на коллективную самооценку, с марта уровень депрессии неуклонно растет. Исследование ONS показало, что в период с марта по июнь 2020 года каждый пятый взрослый испытывал ту или иную форму депрессии, при этом почти четверть женщин сообщали о симптомах от умеренных до тяжелых. По словам доктора Оливье Амара, лондонского пластического хирурга, многие из его пациентов записывались на прием по самопомощи. «Многие люди немного подавлены в результате изоляции и хотят «лечить» себя сами», – объясняет он.

Но, несмотря на поток новых пациентов, доктор Амар был удивлен тем, что они описывают все это как более осознанный подход к косметическим процедурам. В то время как в прошлом клиенты приходили на быструю процедуру во время обеденного перерыва, сейчас же многие использовали это время, чтобы изучить и пересмотреть свое обычное лечение, а не изоляцию. «Пациенты сейчас гораздо больше озабочены составами средств, которыми их лечат, а также долгосрочными эффектами», – говорит доктор Амар. Его клиенты обычно делятся на две категории: 25–35 лет и 45–65 лет, при этом старшая группа все чаще отказывается от полуперманентных решений для таких операций, как липосакция, подтяжка лица и блефаропластика. Частично это могло быть связано с тем, что в нашем распоряжении все больше времени, или, как намекает Харт-Дэвис, с осознанием того, что маски для лица служат удивительно удобной маскировкой синяков и отеков.

 

Более молодые пациенты продолжают отдавать предпочтение инъекционным методам лечения, но переходят от традиционных филлеров к своим природным ресурсам тела. Практика под названием Uvence стала очень популярной и включает в себя сбор собственных жировых клеток пациента, их очистку и затем введение их обратно в плоть вместо традиционных наполнителей, таких как гиалуроновая кислота. «Многие молодые пациенты говорят мне, что они все время проходят детоксикацию, так зачем им вводить токсин себе в лицо?» – спрашивает доктор Амар.

Все косметические хирурги и эксперты по красоте в этой статье согласны с тем, что стресс от изоляции отрицательно влияет на нашу внешность. Из-за повышенного уровня кортизола углубляются морщинки, а недостаток витамина D, вероятно, заставляет большинство из нас чувствовать себя менее «свежими», особенно зимой. И если недавно полученные данные подтвердятся, то мы можем быть уверены, что спрос на косметические процедуры вряд ли снизится в ближайшее время. «Вы видите, что все связано с кожей», – объясняет доктор Амар, – «если ваше психическое здоровье страдает каким-либо образом, то это отражается на лице».  

Но научатся ли новые пациенты мириться со своими «грустными лицами» и отказываться от хирургического вмешательства в будущем? Харт-Дэвис так не думает: «Идеально – несовершенное. Это стандартная цель вдумчивой косметической работы, но нет, я не вижу, чтобы люди, прибегнувшие к каким-либо процедурам, однажды предпочли вернуться к «естественности». Даже знаменитости, которые утверждают, что, попробовав ботокс, в последствие от него отказались, так как начали выглядеть странно».