Будем знакомы с Фабрисом Пено: об успехе аромата Santal 33

Фабрис Пено годами игнорировал условности в парфюмерной индустрии. В 2006 году вместе с Эдди Роши он основал парфюмерный бутик Le Labo без финансирования со стороны инвесторов, без рекламы и с философией, основанной на использовании чистых ингредиентах и купажировании ароматов в магазине. Все это превратилось в бунт против норм индустрии красоты, особенно в то время.

 

Первым Пено создал для бренда свечу с пьянящим кожаным дымом под названием Santal 26. К 2011 году он изменил формулу и сделал Santal творением, которое изменило траекторию Le Labo. С момента своего выпуска – Santal 33 по-прежнему остается одним из самых распространенных ароматов для девушек и молодых людей. Бренд Le Labo, нанесенный на кожу тела, витающий в вестибюлях отелей и бутиков, стал синонимом Santal. Это сладко-горький аромат успеха Пено. 

 

Этот успех катапультировал Le Labo в высшую лигу парфюмерии. В конце 2014 года косметический гигант The Estée Lauder Companies приобрел компанию, что позволило Пено и Роши продолжать создавать ароматы и оставаться независимыми, позволяя крупной компании заниматься логистикой бизнеса. 

Одно американское издательство получило электронное письмо от Пено после того, как они выпустили статью, оплакивающую вездесущность Santal 33. Но он написал не для того, чтобы осудить журналиста, а чтобы разделить свои смешанные эмоции по поводу создания чего-то, что так обожают и критикуют. В течение нескольких недель и серии электронных писем и бесед, которые были отредактированы и сокращены изданием, они с Пено стали обсуждать наследие Santal 33.

 

О разработке Santal 33 и первых чувствах о запахе после запуска 

«Нет ничего лучше, чем почувствовать запах впервые, потому что он становится «тем самым» лишь после довольно долгих испытаний», – говорит Пено. Парфюмер начал с очень грубых аккордов, а затем играл с ними. Но Santal 33 стал оказывать воздействие на чувства Пено только тогда, когда они с напарником добились модификации 93-х компонентов. Он почувствовал, что у бренда есть что-то, что может стать их мощным бестселлером. Затем Пено потерялся в сотнях других вариаций ароматов, чтобы понять, что 93 компонента не были так хороши в купажировании. Они с Роши решили потратить впустую год работы и начать с нуля. Решение, оказывается, было в нескольких шагах – добавить один ключевой компонент, который разблокировал всю формулу аромата. Этот «ключ» является секретом Santal 33, который не позволяет всем его копиям достичь того же эффекта.

 

О значении Santal 33

Их довольно много. Это был первый аромат, который Пено и Роши сделали для бренда (сначала в качестве свечи). Этот парфюм они наносят на себя постоянно, когда не находятся в творческом процессе. «Когда мы создаем новые ароматы, то наносим их в процессе время, чтобы почувствовать, как запах раскрывается на коже», – отмечает Пено. Парфюмеры многим обязаны Santal 33, но они утверждают, что были бы также счастливы и без него, так как у них есть семейство ароматов, которыми они гордятся (и иногда они затмевают Santal 33). Пено говорит, что рассматривал бы Santal как «наркотик» в коллекции Le Labo. 

 

Об ароматах, которые не полюбили так, как Santal

Пено хотел бы, чтобы The Noir, Rose 31, Oud 27, Fleur d'Oranger 27 заполучили такую же любовь у потребителей, как Santal 33 в свое время. Но он признается, что именно этот аромат является проводником. Люди только после знакомства с ним попадают в мир Le Labo, который, возможно, не открыли бы без тестирования Santal 33. Он гораздо глубже, чем просто аромат. 

 

Об отношении мира к Santal 33

«Я не знаю, правда. Я просто вижу, когда люди говорят о нем, и их глаза загораются», – признается Пено. От парфюмов, без которых люди не могут жить, до, возможно, определенной обонятельной привязанности и грусти от его растущего успеха, клиенты все равно не могут променять его на другой аромат. 

О том, как подарили потребителям часть души с помощью Santal 33

«В каждом парфюме, который создаем, мы оставляем часть себя во флаконе», – говорит Пено. «Сегодня то же самое, что и в том самом 2011 году (прим. ред. – в этом году был создан Santal 33). Часть нашей души, наших радостей, борьбы, открытий, видений. Я пытаюсь поделиться с потребителями наиболее уникальной частью себя через носитель – это довольно увлекательно».

 

О наслаждении при создании аромата

Пено и Роши находятся «в пузыре», сосредоточившись на своем ремесле. Они могут точно представить себе критиков, но это не влияет на них – не потому, что они их презирают, а просто потому, что их критика не имеет для них столь важного значения. Для них важно оставаться с верными своим собственными убеждениями.

 

О давлении с каждым новым запуском

Мы не чувствуем давление с каждым новым релизом, хоть и знаем, что люди, вероятно, слышали о нас и нашем бренде благодаря Santal 33. Худшее, что может случиться с ароматом, – это запах страха. Вот почему большинство крупных брендов терпят неудачу в привлечении людей своими парфюмами, так как при запуске слишком многое стоит на кону. В основном из-за огромных денег, потраченных на рекламу, чтобы они могли пойти на какой-либо «ольфакторный» риск.

Пено и Роши нисколько не тратят на рекламу. Они любят говорить, что делают упор на творчество и надеются на бизнес. Они запустили Santal 33, положив однажды его на витрину и дождавшись пока он обретет популярность. Парфюмеры до сих пор продолжают действовать таким образом, и существование Santal 33 на это не влияет. Кто-то прикоснется к чему-то универсальному из ароматов, а кто-то будет говорить только с определенной толпой, как с фокус-группой. Это тоже нормально. Во всяком случае, существование Santal 33 позволяет парфюмерам раздвинуть еще больше границ, потому что они знают, что об арендной плате уже позаботились.

 

О восстании против устоявшихся традиций

Le Labo часто бросает вызов условностям, начиная с момента создания бренда и отсутствия рекламы, и заканчивая мгновенными смешиваниями каждого аромата и специфическими для города запахами. Они продолжают восстание против устоявшихся традиций, при этом, признавая успех. Это определенно самая большая проблема, с которой они сталкиваются. Парфюмеры создали Le Labo, открыв маленькую лабораторию на Элизабет-стрит в Нью-Йорке, так как они хотели бороться с нарастающей в нашей жизни волной «соответствия». Во время своих путешествий им надоело заходить в одни и те же парфюмерные магазины в Лос-Анджелесе, Токио, Париже. Они хотели добавить культурный опыт, которого люди больше нигде бы не встретили.

Теперь, когда у них есть магазины в основных столицах мира, риск становится именно тем, чему они сопротивлялись изначально. Как с этим бороться? Они убедились, что впечатления не везде одинаковы (не только в магазинах, но и в коллекции парфюмов). Именно по этой причине они создали ароматные эксклюзивы – особые духи, прославляющие город, в котором люди находятся. И они не будут продаваться где-либо еще (кроме одного месяца в году).

 

О будущем Santal 33 

«Сейчас наш ребенок Santal 33 стал взрослым и живет своей жизнью. Он вполне может стать следующим Chanel №5 в истории парфюмерии. Это не претенциозность – это больше не имеет к нам никакого отношения и, откровенно говоря, больше говорит об удаче, чем о нашем собственном таланте», – рассказывает парфюмер. Парфюм – отдельная вещь, и она будет следовать своей собственной легенде, и чем бы она ни стала, парфюмеры ее примут.

О вдохновителях

Пено очень честен, говоря, что не знает ничего о том, что происходит в парфюмерном мире и кто делает что-нибудь примечательное. Он уверен, что такие люди есть, просто его это не интересует. Ведь как только вы осмотритесь, вам захочется узнать, обгоняете ли их вы. Пено и Роши довольно конкурентоспособные личности, они достаточно рано осознали эту «слабость» и стали ее опасаться. Парфюмеры используют много энергии, чтобы оставаться незатронутыми современностью, технологиями, тенденциями, «всей ерундой сегодняшнего мира». Это единственный способ добиться успеха: защитить свою душу и иметь возможность поделиться ею с клиентами и сотрудниками. Пено вдохновляет связь с природой, тишина, одиночество, ощущение красоты через книгу, закаты, встречи, трещины на стене. Ничего из этого невозможно найти в отделе красоты универмага.